Новости Досье
Жизнь Мэрилин...
... и смерть
Она
Фильмография
Фильмы о Монро
Виртуальный музей
Видеоархив Аудиозаписи Публикации о Монро
Цитаты Мэрилин
Магазин Гостевая Статьи

На правах рекламы:

Смотреть юмористический канал онлайн

• По привлекательной цене купить геотекстиль на любых условиях.

Главная / Публикации / С. Бенуа. «Мэрилин Монро. Жизнь в мире мужчин»

Глава 22. Хол Шеффер. «Они любили друг друга...»

Весной 1954 года Мэрилин уже вернулась в Лос-Анджелес. И сразу же, налаживая подпорченные отношения с «Фоксом», дала согласие на съемки в музыкальной комедии «Веселый парад», где должна была сыграть певицу кабаре. Студия также пообещала ей серьезную роль в фильме Билли Уайлдера «Семь лет раздумий». Также она согласилась сняться в картине «Нет такого бизнеса, как шоу-бизнес», — пустом мюзикле, как его охарактеризовали киноведы, «ставшем данью уважения творчеству еврейского композитора Ирвинга Берлина».

Ди Маджо прекрасно исполнял роль мужа. Он снял коттедж на холме кинозвезд — Беверли Хиллз. В доме был внутренний двор с бассейном, фруктовым садом, большим розарием и странным приспособление для того, чтобы зажарить целиком тушу быка. Ди Маджо — хозяин ресторана — оказался непривередлив в еде, обходясь бифштексами и батареей бутылок пива, распиваемых им перед телевизором, — классический американец, каким его представляет весь мир. Вся Америка знала, что Мэрилин поставила телевизор возле камина, чтобы мужу было удобно следить за спортивными событиями, сидя в кресле. Она призналась также, что он был страстным болельщиком бейсбола, большого бокса, любил посмотреть вестерны, а обед она ему всегда подает в кресло.

В их новый дом сразу же вселилась давняя приживалка Наташа Лайтес, составив компанию человеку, которого она не выносила с первого дня их знакомства. Хотя сам Ди Маджо был вынужден жить в Голливуде, — в городе, который он ненавидел больше всего на свете, да еще и рядом с женщиной, которую он открыто называл «говорящей пиявкой». Вот как пишет о Наташе Ренер: «Такая же страшная, как и прежде, эта неудачница с помятым, сплющенным лицом, с кругами под глазами, с волосами, завитыми до самых корней, усаживалась в гостиной и начинала вещать что-нибудь умное, вроде теории о драматическом искусстве». Нельзя не упомянуть, что в Голливуде стали распространяться слухи о лесбийских отношениях Мэрилин с этой навязчивой, странной особой.

* * *

В браке супругов Ди Маджо, казалось, нет ничего необычного или странного, и даже больше — благодаря статьям Сколски, американцы верили, что в этой семье все так же, как и у всех. Впрочем, не многие жены могли открыто обсуждать интимные подробности своей половины. Но для Мэрилин вся Америка сделала исключение и была в восторге, когда в качестве сплетен или сообщений получала из уст звезды: «Самая большая бита Джо не та, которой он пользуется на поле». Трумен Капот подтверждал, что Мэрилин подчеркивала: «Если бы этим дело и ограничивалось, мы бы до сих пор были женаты». Так что можно сделать вывод, что с сексом у этой пары все было в порядке. Однако возникли и со временем лишь усугубились другие проблемы.

Итальянец Ди Маджо был против того, что его жена выставляет напоказ всему миру свое тело. Но вскоре его стало раздражать и ее желание делать это в стенах их общего дома. Оголенность красивой женщины казалась ему противоестественной, показушной, стыдной. Ди Маджо даже отказался позировать для фотографов рядом с женой, одетой в слишком откровенный костюм, хотя речь тогда шла о рекламе картины «Нет такого бизнеса, как шоу-бизнес».

А когда произошел ставший навсегда брендом Монро триумфальный эпизод с поднятой потоком воздуха юбкой, ее супруг и вовсе показал свой нрав, избив актрису. Марлон Брандо вспоминал, что когда в конце лета 1954 года Мэрилин приехала на съемочную площадку, где снимали «Дезире» и самого Брандо в роли Наполеона, он, как и другие присутствовавшие, заметил, что правая рука Мэрилин покрыта синяками и кровоподтеками. А спустя несколько недель после того друзья Мэрилин увидят новые синяки. Только тогда Мэрилин признается, что это Ди Маджо поколотил ее.

Тогда же ее друзья и знакомые стали замечать, что актриса часто находится в состоянии лекарственного дурмана и не способна вести разумную беседу. К тому же звезда начала практиковать пить виски.

Отношения между супругами бесповоротно испортились.

Позднее станет известно, что в преддверии расставания ревнивец Джо Ди Маджо обратился за помощью к частным детективам, которые стали отслеживать каждый шаг его жены. Кстати, подобное — слежку — обеспечит своей звезде и «родная» кинокомпания «Фокс», на тот случай, чтоб обезопасить свои многомиллионные вложения в блондинку. Известно, что на Джо работал частный детектив Барни Рудитски, он содержал городское детективное агентство и службу охраны. Его фирма специализировалась на охране личной жизни и проводила слежку за супругами, собирая компромат для разводов.

Многие полагают, что основной мишенью преследователей-детективов стал новый любовник Мэрилин по имени Хол Шеффер. Именно его отдельные исследователи считают виновником развода звездной пары, но, по всей видимости, это не совсем так. Не подлежит сомнению, что в лето 1954-го — спустя всего несколько месяцев после получения брачного свидетельства — Монро была любовницей этого человека (которого многие годы при упоминании имени Ди Маджо охватывала нервная лихорадка, что свидетельствовало о его трусливой натуре). Но вряд ли этот короткий роман послужил причиной развода, дела между супругами и так были неважными. Да и сам Холл утверждал, что между супругами была глубокая трещина.

Двадцатидевятилетний Хол Шеффер, композитор и пианист, начинавший под покровительством Дюка Эллингтона, некоторое время был учителем пения Мэрилин. С актрисой он познакомился еще во время съемок фильма «Джентльмены предпочитают блондинок». После совместной работы еще над двумя фильмами они стали близки. Она приезжала к нему домой, а иногда даже (будучи замужем) оставалась ночевать; она приезжала к Шефферу и в больницу сразу после его суицидальной попытки, предпринятой ночью 27 июля 1954 года. Отчего ее тянуло к этому человеку, ведь звезда была замужем, проводила прекрасные ночи, полные сексуального запала. Может, в этом молодом мужчине она видела своего прежнего любовника, свою несостоявшуюся любовь — композитора, аранжировщика и дирижера Фреда Каргера?!

Шеффер — как и многие другие возлюбленные Мэрилин — признавал:

— Должно быть, Мэрилин почти все время ощущала некую безысходность. Мне кажется, она считала естественным для себя быть привлекательнейшей из женщин, которой положено заниматься сексом с мужчинами, потому что она умела делать это, и это было тем, что она могла дать. Но по ее собственному разумению, больших успехов на этом поприще она не добилась.

Неужели всю свою жизнь роскошная блондинка только и делала, что самоутверждалась через секс?

* * *

Ранним утром 4 октября 1954 года Мэрилин позвонила режиссеру «Зуда» Билли Уайлдеру, чтобы сказать, что собирается разводиться с Джо.

Отдел рекламы студии «XX век — Фокс» под руководством Гарри Бранда тотчас взялся за дело, и вскоре все было устроено самым тщательным образом. Рано утром 6 октября «XX век — Фокс» доставил к Мэрилин ее команду гримеров, парикмахеров и других специалистов, проведя их в дом с черного хода. Среди других был и уже знакомый нам дизайнер и костюмер Билл Травилла. Мэрилин пила вино и все время плакала. Но команда профессионалов превратила раскисшую женщину в вамп. Так что газетчики, осаждавшие дом звездной четы, поразились ее привычно красивому образу. Правда, грима оказалось недостаточно, чтобы скрыть следы синяка на лице.

В десять утра Джо Ди Маджо вышел из дома, чтоб сквозь строй газетчиков пройти к машине. Его стали наперебой спрашивать:

— Куда вы отправляетесь? Вы еще вернетесь?

— Я еду в Сан-Франциско. Мой дом — Сан-Франциско, — ответил Ди Маджо, ускоряя шаг.

Мэрилин появилась почти через час после отъезда мужа. В черном шелковом платье она шла между своим адвокатом и руководителем отдела рекламы студии.

На бракоразводном процессе Мэрилин скажет судье:

— Ваша Честь, у моего мужа бывало так, что он мог не разговаривать со мной пять-семь дней подряд. Иногда даже больше. Я спрашивала его, что случилось, но он не отвечал... Мне не разрешалось принимать в доме гостей, за девять месяцев, что мы были женаты, ко мне приходили не более трех раз... В отношениях преобладали холодность и безразличие.

Позднее гример студии «Фокс» Уайти Снайдер выскажет свое мнение:

— Они любили друг друга, но не могли быть мужем и женой...

Но «за то, что она подняла юбку на тротуаре Нью-Йорка перед четырехтысячной публикой, она опять была осуждена на одиночество».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
  ??????.??????? Главная | Гостевая книга | Ссылки | Карта сайта | Контакты
© 2020 «Мэрилин Монро».